Краткая история Карфагена

 

Михаил Гинзбург, Михаил Голосовский (Вести, 15.03.2001)

 


В 1978 известный и уважаемый в Израиле человек, депутат Кнессета от Ликуда, доктор Йоханан Бадер опубликовал в день независимости Израиля статью под броским названием Афины, Спарта, или Карта (Карфаген)?. В ней он попытался сравнить современный ему Израиль с тремя упомянутыми средиземноморскими государствами используя исторические аналогии как материал для прогноза. С тех пор прошло больше двадцати лет, многое прояснилось и сегодня уместно провести это сравнение вновь. Аналогия с Карфагеном сейчас особенно актуальна (эта страна добилась выдающихся успехов в экономике и военном искусстве, а также превзошла самое себя в стремлении к миру), поэтому мы хотим изложить здесь его историю, чтобы изучить ее и по возможности не повторить.

 

Карфаген (от семитского слова карта город) возник на побережье Северной Африки на территории современного Туниса. Произошло это в VII веке до н. э., почти одновременно с основанием Рима. Карфаген возник как колония финикийцев, Библия именует их сидонянами- по названию города Сидона (сейчас ливанская Сайда), а римляне называли финикийцев- пунны. Этот семитский народ занимался торговлей и мореплаванием, основывая процветающие колонии по всему побережью Средиземного моря. Карфаген стал со временем самым важным городом финикийцев, которому принадлежали Сицилия, Сардиния, Корсика, Балеарские острова и даже порт Гадес (ныне - Кадис) на юге Испании.

Политический строй в Карфагене был весьма демократичен: страной управлял выборный Совет Старейшин из 300 членов. Армия была в основном наемная, но полководцы свои. Несколько столетий карфагенцы жили спокойно и торговали повсюду - от Британии до Западной Африки, пока в III веке до н. э. их интересы не столкнулись с интересами другой демократической страны - Римом. После этого, на протяжении жизни двух-трех поколений, произошла цепь драматических событий, закончившаяся гибелью Карфагена.

 

Первая Пуническая война. Сила Карфагена была во флоте. Поэтому карфагеняне захватывали острова и опорные пункты на побережье Средиземного моря. Римляне были народ сухопутный (их немногие корабли управлялись греческими капитанами) и захватывали земли в глубине Европы. Таким образом, интересы Рима и Карфагена долго не пересекались, и это даже позволило им проводить совместные военные операции против греко-македонцев (война с Пирром). Все изменилось после небольшого конфликта в Сицилии, которая вообще-то принадлежала Карфагену, но там находилась греческая колония Мессина, имевшая тесные связи с Римом.

В Мессине возник местный конфликт, и одна сторона обратилась за помощью к Риму, а другая - к Карфагену. Обе сильные державы неожиданно для себя оказались втянуты в конфликт, который привел к затяжной двадцатилетней войне (-260-241гг.) охватившей все Средиземноморье. Сражения между римлянами и карфагенянами происходили повсюду - на Корсике, в Сардинии, Сицилии и в северной Африке. Никто не достиг решающего перевеса, но Карфаген был столь истощен, что экономические соображения возобладали над прочими резонами и карфагеняне решили откупиться от римлян, прекратить войну, и заключить мирный договор (-241 г. до н.э.) со своими могущественными врагами.

Возможное в тех условиях соглашение было невыгодным для Карфагена, но его заключение выглядело логично в глазах Совета Старейшин. Карфагеняне были великолепными торговцами, и их лидеры полагали, что они смогут быстро окупить все затраты связанные с минувшей войной и заключением мира. Так оно, кстати, и случилось в действительности. Что же до человеческих потерь, то они не волновали вождей Карфагена, поскольку их армия была наемная и все потери так или иначе упирались в деньги. Подобный расчет оказался безупречным на коротком отрезке времени, но привел к катастрофе через два поколения.

 

После войны. Рим чувствовал себя победителем и это позволило ему наложить тяжелую контрибуцию на Карфаген, которую тот выплатил сполна. Сицилия отошла к Риму, а Сардиния и Корсика остались за Карфагеном. До столкновения с Карфагеном Рим был даже чересчур демократической страной - там выбирали правительство и главнокомандующих ежегодно (остается загадкой, как они вообще могли существовать при подобном положении вещей). Но теперь Рим сделал необходимые выводы и научился вести разумную внутреннюю политику в условиях затяжной войны. В особенно тяжелых ситуациях римляне выбирали диктатора сроком на год и временно отменяли полномочия остальных институтов власти. Рим стал мировой державой и экономическим конкурентом Карфагену. Сухопутная армия римлян и прежде была великолепна, а теперь еще они научились строить и содержать флот. Рим усилился и стал искать военного столкновения с Карфагеном.

В Карфагене же настали мирные времена и возобладала близорукая политика, основанная на экономических соображениях. Слепая вера в силу достигнутых мирных соглашений усиливалась за счет усталости от пережитых войн. (Генри Киссинджер, во время своего первого визита на Ближний Восток с большим удивлением отмечал широкое распространение подобной веры в силу мирных договоров среди тогдашних израильских политических деятелей). Во главе мирной партии в Совете Старейшин Карфагена стоял Ганнон- бывший начальник генштаба и человек доказанной личной храбрости. Первым делом он распустил наемную армию, содержание которой казалось ему бессмысленным после заключения мира с Римом. Наемные солдаты, большинство которых составляли североафриканские кочевники- нумидийцы, остались без средств к существованию. Недавняя война продолжалась почти двадцать лет и они разучились заниматься чем-либо кроме военного дела. Нумидийцы восстали, но небольшая регулярная армия Карфагена перебила их всех (литературное описание этих событий можно найти в историческом романе Г.Флобера "Саламбо").

В результате принятого Ганноном решения Карфаген остался с очень маленькой армией. Рим немедленно оценил новую ситуацию и оккупировал Корсику в нарушение мирного договора. Ответ мог быть только один - военный. Но Карфаген уже перестроился на мирный лад, бывшие генералы занялись торговлей, Корсика была далеко, воевать не хотелось, да и армия стала слишком мала. Поэтому правящая партия Ганнона никак не отреагировала на нарушение Римом мирного договора.

 

Гамилькар Барка. Но не все в Карфагене разучились воевать. Была в Карфагене и оппозиционная партия, отстаивающая долгосрочные национальные интересы. Возглавлял ее молодой армейский командир Гамилькар Барка (однофамилец нашего бывшего премьер-министра), отличившийся в недавней войне.

Этот человек понимал, что военное столкновение с Римом неизбежно и к нему надо готовиться. Он не был наивен и на мирные соглашения нимало не полагался. Когда встал вопрос об ответе Риму в связи с захватом Корсики (а это было прямое нарушение мирного договора), партия Гамилькара Барки потребовала ответных военных действий, но не смогла одолеть сторонников Ганнона в Совете Старейшин. Однако Гамилькар Барка сумел найти выход в этих условиях. Он добился у Совете Старейшин денег на ограниченную военную операцию, мотивируя свою позицию тем что солдат надо тренировать. Вожди Карфагена позволили ему организовать небольшую экспедиционную армию для отправки в Испанию, которая в то время была населена малочисленными полудикими племенами и ни для кого интереса не представляла. Гамилькар же планировал завоевать Испанию и превратить ее в плацдарм дальнейшей войны против Рима.

Гамилькар не хотел брать с собой семью, но его девятилетний сын Ганнибал очень просился в поход. Гамилькар уступил просьбам сына, взяв с сына клятву, что тот будет воевать с Римом всю свою жизнь. Ганнибал сдержал свое клятву и стал впоследствии самым страшным, самым опасным врагом Рима за всю его историю.

Гамилькар переправился со своей армией в Испанию и приступил к ее завоеванию. Он продвигался вдоль побережья Средиземного моря, основывая на занятой территории новые города. Так появились Картахена (новый Карфаген) и Барселона (от фамилии Барка). Покоренных иберийцев Гамилькар забирал в свою армию. Постепенно Гамилькар и его армия настолько усилились, что римляне осознали смысл происходящего и прислали ноту протеста карфагенскому Совету Старейшин. В ноте сообщалось, что захват Испании является грубым нарушением мирного договора. Глава Карфагенского правительства Ганнон ответил, что в мирном договоре про Испанию ничего не сказано: если Рим укрепляется за счет завоевательных походов в Галлию, то Карфагену позволительно действовать аналогичным образом на Иберийском полуострове. Римляне ответили, что все это крючкотворство, надо смотреть не на букву договора, а на его дух (который заключается в том что Рим должен быть сильным, а Карфаген слабым). А если вы такие спорщики, то начнем войну и решим наши разногласия на поле брани. Ганнон не желал войны и согласился на все требования Рима. Был заключен новый мирный договор по которому Карфагену разрешалось захватывать новые земли только до реки Эбро, а вся остальная территория Испании отходила в сферу влияния Рима.

 

Военные действия в Испании продолжались около пятнадцати лет. В конце концов Гамилькар был убит в одном из сражений, его преемник тоже вскоре погиб, и главой карфагенского войска стал 24-летний сын Гамилькара - Ганнибал. Это был чрезвычайно талантливый и прозорливый полководец, несмотря на то, что вскоре он потерял глаз. (Одноглазые полководцы вооще не редкость - Эвмен, Ганнибал, адмирал Нельсон, Кутузов. Можно вспомнить и Моше Даяна).

За это время Рим захватил всю Италию, Галлию, и что особенно важно - освоил Сицилию, Корсику, построил флот и научился морскому делу. Ганнибал понимал, что Рим вытесняет Карфаген из его традиционной сферы - торговли и мореплавания. Новое военное столкновение представлялось ему неизбежным. Он осознавал что в создавшейся ситуации время работает на римлян. Уяснив грозившую Карфагену опасность, он стал искать повод к войне и нашел его.

В сфере влияния Карфагена оказались не только иберийские горцы, но и небольшая греческая колония Сагунт, находившаяся в союзе с Римом. Ганнибал неожиданно осадил ее. Возмущенные римляне прислали послов в Карфаген с требованием снять осаду. Ганнон готов был принять все их требования, но при обсуждении в Совете Старейшин возник некоторый спор. Дело в том, что в мирном договоре Рима с Карфагеном про эту греческую колонию ничего не говорилось, поскольку для римлян было очевидно что она остается за ними. Однако в договоре это явно обговорено не было, а было четко записано что Карфаген может захватывать все территории до реки Эбро. Таким образом, у карфагенян имелось формальное право на захват Сагунта.

В общем, римляне хотели воевать, поэтому римские послы не стали дожидаться завершения дискуссий в Совете Старейшин и объявили войну, будучи уверены в легкой победе. Надо отметить, что Рим никогда не собирался всерьез соблюдать заключенный им мирный договор, и еще до конфликта по поводу Сагунта подготовил две армии против Карфагена. Одна из них продвигалась в Испанию по суше через южную Францию, а другая была готова к отправке по морю. Наглость римских послов носила столь вызывающий характер, что вожди Карфагена не смогли оставить ее без ответа и приняли вызов. Мирный купеческий город превыше всего ценил свои экономические интересы, но все-таки многие из заседавших в Совете Старейшин были людьми военными. Двадцать пять лет назад они воевали с римлянами в Первую Пуническую войну. Самоуверенный Рим не предложил им достойной альтернативы и они решили воевать тем более что в Испании у них стояла сильная армия, заблаговременно подготовленная Гамилькаром.

 

Вторая пуническая война. В 217г. до н.э. Ганнибал двинул свою армию на Рим. Так началась легендарная Вторая Пуническая война, сражения которой вошли во все учебники военной истории. Основная трудность Ганнибала заключалась в том, что ему нужно было пересечь Пиренеи, переправиться через горные реки южной Франции (переправы были под контролем римлян), преодолеть Альпы и отбиться от диких горцев, населявших территорию современной Швейцарии. (Для сравнения отметим, что когда Суворов переходил через Альпы, он договорился со швейцарцами о нейтралитете и, таким образом, ему требовалось совладать в основном лишь с природными условиями.) При переходе через Альпы Ганнибал потерял две трети войска и почти всех боевых слонов, но в конце концов он оказался на севере Италии.

В битвах при Требии и при Тразименском озере он исключительно умело использовал топографические особенности местности и разгромил встречавшие его римские армии. Римляне провели тотальную мобилизацию, выставили против Ганнибала колоссальную армию (80,000 вместо обычных 20,000 воинов) и вынудили его принять сражение на открытой местности у города Канны. У Ганнибала было вдвое меньше солдат, но в битве при Каннах он провел блестящий маневр и нанес сокрушительное поражение римлянам (позднее Жуков использовал подобный маневр в Сталинградской битве). Эта победа Ганнибала возымела ошеломляющий эффект. В битве при Каннах погибло 70,000 римлян, включая 80 сенаторов из 100 отправившихся на войну. Международный резонанс был огромен: непобедимая римская армия потерпела поражение на открытой местности и на своей земле!. Сицилия перешла на сторону Ганнибала. Это не только дало ему мощную экономическую поддержку, но и поставило в его распоряжение передовые достижения тогдашней военной техники. Теперь на стороне Ганнибала был и проживавший в Сицилии Архимед, который изобрел и применил именно в этой войне против римлян: дальнобойные арбалеты; специальные метательные машины; подъемные краны, которые поднимали римские корабли с поверхности моря и разбивали о скалы; знаменитые зеркала, сжигавшие римские корабли на расстоянии.

Дорога на Рим была открыта, но у Ганнибала было недостаточно сил чтобы захватить город Рим и сломить его окончательно. Ганнибал запросил подкрепления у Совета Старейшин Карфагена. Правившая в Карфагене мирная партия Ганнона прислала ответ "Ты же побеждаешь - зачем тебе еще солдаты?" Этим ответом карфагенцы обрекли на гибель своих внуков, а свой город на разрушение. Но в тот момент для них это было еще не очевидно. А для Ганнибала это было очевидно. Поэтому он пошел ва-банк.

В Испании оставалось карфагенское войско под командованием двух младших братьев Ганнибала. Полководец попросил одного из них, Гасдрубала, придти на помощь. Гасдрубал сумел перевести свое войско через Альпы по тому же труднейшему маршруту, которым прежде прошел Ганнибал, прорвался в северную Италию и двинулся на юг на соединение с братом. Ганнибал шел ему навстречу, но римляне приложили колоссальные усилия, чтобы этому помешать. Им удалось перехватить карфагенского гонца, устроить засаду и уничтожить армию Гасдрубала, когда ей оставалось один-два дня пути до соединения с Ганнибалом.

Кампания Ганнибала была проиграна, но это выяснилось не сразу. Он захватил север, восток и юг Италии и около пятнадцати лет наводил ужас на римлян. Все открытые сражения римляне проигрывали, пока не догадались их избегать, а вместо этого изматывали противника мелкими стычками и интифадой (эту же тактику применил Кутузов против французов в 1812 г.). Сила Рима заключалась в практически неограниченных человеческих ресурсах, но чтобы их задействовать, потребовалось немалое время.

 

За пятнадцать лет войны римляне сумели противопоставить Ганнибалу достойного противника по имени Сципион. Так же как и Ганнибал, он был сыном главнокомандующего и воспитывался при армии. Воевал он с детства, участвовал в нескольких сражениях против Ганнибала, был один из немногих уцелевших в битве при Каннах. В дальнейшем Сципион стал главнокомандующим римской армией в Испании и одержал верх над Магоном, младшим братом Ганнибала. Сципион детально изучив тактику карфагенской армии, а затем переправился в Африку и напал на Карфаген. Совет Старейшин Карфагена спешно попросил Ганнибала вернуться и защитить родной город. Ганнибал, с горечью отметив что не Рим его победил а Совет Старейшин, вернулся со своей армией в Карфаген. Он организовал оборону и встретился с армией Сципиона у Замы. Это была единственная битва, проигранная Ганнибалом, но в многолетнем конфликте с Римом одного поражения оказалось достаточно.

Важную роль в поражении Ганнибала сыграло то обстоятельство, что римляне перекупили нумидийцев - бывших союзников Карфагена, и те большей частью не участвовали в битве. Полк нумидийской конницы, который все-таки выступил на стороне Карфагена, предал его и во время боя перешел к римлянам. А что еще можно было ожидать если сорок лет назад карфагенцы уволили из своей армии большинство нумидийцев в связи с сокращением военного бюджета и переходом к политике мира? (И можем ли мы удивляться что наши недавние союзники в Южном Ливане все более активно действуют против нас?).

Война против Рима была Карфагеном проиграна, но город Карфаген был сильно укреплен, и у Сципиона (за эту кампанию он получил прозвище Африканский) не хватало сил для его осады. Был заключен мир и подписан кабальный для Карфагена мирный договор (202 г. до н.э.). Карфаген должен был выплатить колоссальную контрибуцию, сжечь флот, отказаться от всех своих территориальных владений кроме самого города и 50-километровой полосы вокруг него. Вдоль этой полосы вырыли ров. Переход карфагенской армии через этот ров рассматривался Римом как нарушение мирного договора и давал повод для автоматического начала войны.

 

После войны. Как ни странно, популярность Ганнибала оставалась велика, несмотря на поражение у Замы и тот факт, что он большую часть жизни провел вне Карфагена. На очередных выборах его партия победила, сместив партию Ганнона, и Ганнибал стал руководителем того, что осталось от страны. Он собрал и выплатил контрибуцию, а затем стал потихоньку укреплять страну и восстанавливать армию, не нарушая при этом мирного договора с Римом. Так, он собрал остатки своих частей и сделал из них "армию сержантов", которую можно было при случае необходимости быстро пополнить за свет новобранцев (сходным образом действовала Германия после Первой мировой войны). Он закупил вооружение и обучал население воевать. При этом он не выходил за рамки мирного договора, чтобы не дать римлянам повода для формальных претензий.

Но римляне не были формалистами. Со временем они поняли что происходит, расценили это как угрозу для Рима и прислали послов. Не было никаких упреков и обвинений в нарушении мирного договора, а просто Совету Старейшин был предъявлен ультиматум. "Выдайте нам Ганнибала, а иначе мы разрушим город". Тут же мирная партия Ганнона подняла голову и добилась от Совета Старейшин выдачи Ганнибала (в самом деле, что значит один человек, пусть даже руководитель государства, в сравнении с целым городом. В особенности, если этот человек - лидер конкурирующей партии).

Ганнибалу удалось скрыться из Карфагена. Он стал военным советником в Сирии, которая тогда воевала с Римом. Когда Сирия заключила с Римом мир, Ганнибал укрылся в одном из маленьких царств в Малой Азии, находившимся в состоянии войны с Римом. Римляне преследовали Ганнибала повсюду, не жалея сил и средств. Они подкупили царька, у которого служил Ганнибал. Когда Ганнибал увидел римских солдат возле своего дома, он принял яд, чтобы не попасть к ним в плен.

 

Мирный период. После того как Ганнибал покинул Карфаген, власть в нем захватила мирная партия Ганнона. Партия Ганнибала ушла в оппозицию, а после его смерти была разгромлена и прекратила существование. Казалось, что все дело было в Ганнибале, который принципиально не мог ужиться с римлянами и вечно воевал. Ганнон же избегал любых конфликтов с Римом и уступал ему во всем. Теперь в Карфагене текла ничем не омрачаемая мирная жизнь (новый Ближний Восток?). Мирная партия безраздельно правила в Совете Старейшин и успешно управляла государством, вся территория которого сократилась до размеров Гуш-Дана (для полноты аналогии напомним что Карфаген как и Тель-Авив являлся портом на Средиземном море). Маленькая армия успешно охраняла его 150-километровую границу. Внешние враги больше не тревожили Карфаген, так как из мировой державы Карфаген превратился в изолированный морской порт, что-то типа Сингапура. Карфагеняне торговали и обогащались. Вопреки предсказаниям пессимистов и противников мира, немедленной катастрофы не произошло. Идиллия продолжалась не год и не два, а около тридцати лет. За это время Ганнон и другие архитекторы мирного процесса скончались с почетом и уважением. Их правота была доказана жизнью. (В наше время они бы несомненно получили Нобелевскую премию мира.) К концу этого срока накопились причины в результате которых Карфаген был безвозвратно стерт с лица земли. Агония заняла всего три года. Но это произошло уже со следующим поколением которое было поставлено в безнадежную ситуацию и вовсе не по своей вине.

 

Причины Третьей Пунической войны. Были причины экономические. Карфагеняне торговали лучше всех в Средиземноморье. Несмотря на потери всех территорий, утрату армии и флота, Карфаген снова усилился но не за счет военных или территориальных приобретений, а за счет успехов в коммерции. Но и Рим развивал торговлю в Средиземноморье, не выдерживая конкуренции со своим разгромленным врагом (отчасти это напоминает взаимоотношения между США и Японией после Второй мировой войны). Рим знал только одно разрешение конкурентной борьбы - военное. Поэтому в римском сенате появилась партия Катона, которая требовала положить конец Карфагену. По какому бы поводу Катон не произносил речь, она кончалась словами "А Карфаген должен быть разрушен". Римляне в течение долгого времени впитывали в себя этот лозунг, и в конце концов он вошел в их плоть и кровь.

Были причины политические. Рим покорил все Средиземноморье, достиг мирового господства, и не мог допустить чтобы у него в тылу процветало сильное государство. Римляне полагали что поскольку Карфаген весьма богат, то он потенциально очень опасен, несмотря на свою ничтожную площадь и малочисленную армию. По мнению римлян, Карфаген мог и должен был тратить имеющиеся у него средства на военные цели (а на что же еще стоило тратить деньги - на роскошь?). За считанные месяцы Карфаген мог бы закупить вооружение, организовать наемную армию (наняв например, греков, недавно завоеванных римлянами), начать войну против Рима и вернуть себе независимость. Сами римляне поступили бы именно так, и они не могли понять психологии карфагенян, которые провозгласили политику мира, неукоснительно ее соблюдали, и ни при каких условиях не хотели воевать. По мнению римлян, так могли мыслить рабы, а не свободные граждане. Они не верили мирной политике Карфагена и постоянно ожидали подвоха.

Римляне были солдаты и в их чувствах к Ганнибалу присутствовал не только страх, но и уважение. Ганнона они попросту презирали, считая что рабы не управляют государством, и что рано или поздно ему на смену придет новый Ганнибал. А тогда возникнет угроза для самого существования Рима.

Были причины психологические. Карфагеняне были народ торговый и все меряли на выгоду. Они не могли себе представить, что у римлян может быть другая ментальность. Карфагеняне считали, что сложившиеся отношения между ними и римлянами взамовыгодные, а значит прочные. Отношения действительно были взамовыгодные. За счет контрибуции и налогов с Карфагена римляне успешно вели военные действия на Востоке. Карфагенцы считали что Рим может быть спокоен за свои южные и западные границы, поскольку они, карфагеняне, никакой военной угрозы для Рима не представляют. На этом анализ ситуации Советом Старейшин Карфагена исчерпывался. А римляне оценивали сложившиеся отношения иначе. У них, если так можно выразиться, была ментальность гангстеров. Они больше верили на слово, чем письменным договорам. Они никогда не предавали союзников и сами не прощали измен. Они ценили честь, умели мстить, и добивали врага до конца. Былые победы Ганнибала оказали на них огромное психологическое воздействие, и никакие денежные контрибуции не могли заставить их позабыть тот кошмар, который они пережили после битвы при Каннах. Матери пугали младенцев именем Ганнибала. Поколения римлян воспитывались в страхе и ненависти перед Карфагеном. Со сменой поколений страх ослаб, а ненависть возросла. Уничтожение Карфагена стало государственной необходимостью, и любые мирные договоры и денежные контрибуции были здесь бессильны. Покорив Восток, Рим занялся Карфагеном.

 

Третья Пуническая война. Повод к войне был заложен в подписанном за несколько десятилетий назад мирном договоре. Карфаген веками владел землями кочевых нумидийских племен вокруг города и держал кочевников в строгом порядке. После заключения мирного договора с Римом ситуация изменилась. Карфагенская армия сильно уменьшилась, да и руки у нее были связаны. Со временем кочевники это поняли и стали устраивать мародерские набеги на Карфаген, зная что армии запрещено их преследовать вне пятидесятикилометровой зоны вокруг города. Справиться с ними было невозможно, так как они немедленно отступали на свои базы находящиеся за запретной чертой (ну как тут не вспомнить о принятом в наших краях делении на зоны А,В,С). Однажды, в 149 г.до н.э. карфагеняне не выдержали и в ответ на набег продвинулись дальше обычного и сразились с разбойниками. Римский Сенат немедленно задействовал программу поэтапного уничтожения Карфагена.

Сначала Сенат прислал Совету Старейшин Карфагена ноту с указанием на нарушение мирного договора и с требованием наказать виновных армейских генералов. Виновные были наказаны. Следующим шагом римляне потребовали распустить карфагенскую армию. Это требование тоже было выполнено. Армия была постепенно распущена без лишнего шума, таким образом чтобы население этого по возможности не заметило. Следующим шагом римляне потребовали сдать оружие. Совет Старейшин втайне от народа передал римлянам содержимое складов с оружием. Видя, что Совет Старейшин Карфагена не поддается ни на какие провокации, римляне запретили Карфагену торговлю в Средиземноморье. Тут Совет Старейшин впервые подал голос. "Все что нам осталось делать - это торговать. А где же нам торговать и с кем - в пустыне Сахара что ли, с кочевниками?" "Ах так", сказали римляне - "вы не хотите мира на справедливых условиях, тогда будем воевать". И они объявили Карфагену войну.

Отпор римлянам организовывала мирная партия, но теперь, после всех уступок, защищаться было уже поздно да и нечем. Римляне взяли все что могли мирным путем, а затем уничтожили Карфаген силой оружия.

За полвека до того отпор римлянам организовывал Ганнибал. Хотя он и проиграл решающее сражение, Сципион Африканский не решился осадить город и оставил ему независимость. Теперь в Карфагене уже не было ни Ганнибала, ни его потомков. Военные действия со стороны римлян возглавил внук Сципиона Африканского по имени Сципион Эмилиан. У него не было страха перед карфагенянами; зная, что город беззащитен, он осадил его. Жители Карфагена защищались отчаянно. Их можно было упрекнуть в близорукости и наивности, но никак не в трусости. Они долго не понимали (отказывались понимать!) что армии уже не существует и что склады с оружием пусты. Осознав все это, они не сломились, сумели организовать производство оружия в полностью осажденном городе (в качестве тетивы для луков использовались женские волосы) и держались целых три года.

В буквальном соответствии с лозунгом Катона римляне разрушили Карфаген. Жители были проданы в рабство. Стены и дома стерты с лица земли. Земля была засыпана солью. Римский сенат принял закон, запрещающий селиться на территории Карфагена. Археологи до сих пор спорят где же стоял этот город. Его письменные источники не сохранились. Его история известна нам только в изложении его злейших врагов - римлян. Рим просуществовал еще шестьсот лет, пока его не разрушили варвары. Однако впоследствии он отстроился и стоит на своем прежнем месте по нынешний день.